» » » Диссиденты

Здорово, Виталька! Ты как у нас в Израиле оказался? Туристом или навсегда?

— По делам... На Всемирную медицинскую конференцию.

— А ты разве медицинский окончил?

— Не, я рыбный окончил.

— И что? После рыбного пошел работать в медицину?

— Не, я после рыбного пошел работать ювелиром. Я ж всегда классным ювелиром был. Ты чё? Цепь видишь на шее? Моя работа... Детишки дома в таких же бегают. Младшему шесть месяцев. Он — в кровати, пеленках, соплях и цепях... Понял?

— Нет, не понял. Я давно уже из Союза. Ты что, на медицинскую конференцию приехал как ювелир?

— Не... Ты чё? Я на медицинскую конференцию приехал от Минфина... Как помощник депутата Госдумы по бюджету.

— Тебя что, из ювелиров взяли в помощники депутата?

— Не... Меня в помощники депутата взяли из тюрьмы.

— Не понял... Ты что, сидел?

— Недолго. При коммунистах. А потом, когда Союз рухнул, нас из зон сразу стали по госструктурам разбирать. Не всех, конечно. Только тех, у кого заслуги были.

— А у тебя были?

— Конечно! Я ж антикоммунистом был! Вы-то, трусы, сбежали. А мы там боролись... С этим... с тоталитаризмом. Понял? Вот меня и посадили как антикоммуниста.

— За что?

— За то, что морду одному коммунисту набил. Деньги партийные отдавать не хотел... Награбленным с людьми делиться. Недемократическая психология. Ну мы с ребятами приехали. За ноги его подвесили. Ты чё... Я, знаешь, каким ярым антикоммунистом был! Настоящим диссидентом.

— А депутат, у которого ты помощником, знает, что ты сидел?

— Еще бы. Мы же с ним вместе сидели. Он еще почище меня антикоммунистом был. Квартиры партийных брал. Медвежатник. Крепкий мужик. В одиночке шесть месяцев никого не сдал. Народ таких любит. Вышел — сразу в депутаты выбрали. Мы с ним и второй срок вместе тянули.

— Ты что, два раза сидел?

— Не... Шесть. Видишь, на пальцах наколки? Это — ходки. Знаки отличия. Это теперь, как раньше — орденские планки. Понял? С двумя наградами помощником к депутату не попадешь. Минимум четыре сессии сдать надо. Это все-таки Госдума...

— А то, что твой босс сидел, другие депутаты ему когда-нибудь не припомнят?

— Ты что? У нас в парламенте все — в тряпочку. Чтобы им самим кто-нибудь ничего не припомнил... Половина из них сидела, а вторая половина, как только депутатский срок кончится, тут же сядет.

— Ну я представляю, как вас коммунисты должны ненавидеть...

— Ты чё... Лох, что ли? Мы с коммунистами — по корешам. Мы при них сидели, они — при нас. Теперь все по одной конституции живем. Что не так — по башке, и уши отвалятся. Основной закон нашей демократии. Понял?

— А по телевизору вроде показывают, как вы все там ругаетесь?

— Ну это так надо. Это для лохов. Вроде тебя. Ты же не сидел. Значит, для России — ты уже лох. Понял? Что нам ругаться? Подумай своей верхней головой... Россия же — не Люксембург. Всем от пирога откусить достанется. Ежели с умом... Вот мы, демократы с умом, и кинули коммунистам недавно такую миску! А то все время мешали нам, как крошка в постели. Теперь, слыхал, у нас год примирения. Это значит, что всем — по миске, все — у пирога... Но на чужое не зарься. А то мигом — по конституции, и уши отвалятся.

— Да, интересно у вас там. Не то что у нас. Слушаю тебя, и так на родину тянет. Я же пятнадцать лет назад тоже сюда от ментов соскочил. Химический окончил. Мы в нашей лаборатории серебро переплавляли в золото. В Польшу сбывали. Так что, видишь, я тоже диссидентом был. А тут теперь не похимичешь.

— Ты чё сказал, браток? Серебро — в золото? Да ты чё... У тебя же классное прошлое! Тебя коммуняки выкинули из Союза за инакомыслие. Немедленно к нам! Мы тебя как героя раскрутим. В комиссию какую-нибудь введем... Типа «Паблик релейшен адвайзеров по промоушину среди лизингистов от нацменьшинств»! Человеком станешь! А то смотри: одет, как портянка! Серебро — в золото! Ты чё? Да мы за такими людьми гоняемся, как ботаники за бабочками! А ну, пойдем за это дело вонзим по чуть-чуть! И мне на конференцию пора. Опаздывать нельзя. Мировая медицинская конференция... Ты чё? Со всего мира кореша слетаются. Россию будут принимать в мировой наркобизнес. Заслужили! Я как раз матушку нашу представляю.

— Ничего себе! А почему же конференция называется медицинской?

— Ты чё, совсем лох? Наркотики же... Дурь — по-нашему. А что ближе всего к дури? Медицина. Ну пошли, опрокинем?

— Не, Виталька. Не могу. Подумать надо. Давай завтра.

— Ты чё? За нашу встречу... Только сегодня. Какой «завтра»? Ты посмотри на меня внимательно. Где я, а где завтра? Пошли! У меня и тост есть. У вас, евреев, говорят, скоро Новый год. А как у нас говорят, среди помощников депутатов: «Новый год — это не новый срок». Пошли!
Комментарии (0)
Добавление комментария
Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Имя сатирика Задорнова